Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:11 

First time

Dr. Dormouse
Соберись и перестань кровоточить
Название: First time
Автор: Dr. Dormouse
Бета: Nothing.
Фандом: Станислав Лем, рассказы о пилоте Пирксе
Пейринг: Пиркс/Барнс
Жанр: PWP и romance, наверное
Рейтинг: R
Краткое содержание: Командор Пиркс вынужден провести год на Земле. Его единственный собеседник — робот, у которого свои представления о человеческих чувствах.
Примечание/Предупреждения: пост-канон "Дознания". Внимание, в экранизации этого рассказа фамилию "Барнс" меняли на "Новак", но персонаж один и тот же. Внимание! Там слэш.
Написано на ФБ-2013

«…Облет Сатурна и вывод на стационарную орбиту трех автоматических спутников, являющиеся частью проекта Юпитер…» — пальцы замерли над клавиатурой, а потом медленно легли на край стола. На экране мигал курсор, и в его равномерном мерцании ощущались настойчивость и мягкий упрек. Для себя можно было бы отговориться, что отчет вызывает в памяти недавние события, но Пиркс прекрасно понимал, что попросту не горит желанием дописывать свой отзыв для «Альманаха космонавтики». То, о чем он хотел бы написать, звучало странно, пугающе и совершенно бездоказательно: «Дорогие коллеги, я вышел на рейс Земля-Юпитер-Земля с командой, которая состояла из некоторого количества людей и неизвестного мне количества «нелинейников» — высокоинтеллектуальных роботов, претендующих на равенство с человеком. Один их этих нелинейников решил погубить команду, и я, для того чтобы разоблачить его замысел, едва сам не угробил команду, корабль и три автоматических спутника, которые мне нужно было вывести на орбиту. Спасибо за внимание». Но Пиркс знал, что ему придется ограничиться сухим изложением фактов и не приплетать свои подозрения. Пусть уж для трибунала, который совсем недавно уведомил о том, что готов снять с Пиркса все подозрения в некомпетентности, робот Кальдер так и останется слишком исполнительным механическим пилотом.

Раздражало не это вынужденное молчание, оно только заставляло иронично улыбаться время от времени, когда по телевизору опять показывали директора ЮНЕСКО. Злило другое — из-за того, что трибунал тянул с решением до последнего момента, Пирксу пришлось отложить несколько рейсов, и по всему выходило так, что ему придется остаться на Земле до конца года, если не дольше. Сказочная свинья, на прощание подложенная трибуналом. Пиркс не был уверен, что так вышло случайно, но, если видеть во всем губительную для тебя систему, недолго и свихнуться. Хотя… Пожалуй, это и так случилось давным-давно, когда он подал документы в летное училище.

От долгого ожидания компьютер вывел на экран заставку — полет сквозь звезды. Пиркс нахмурился и сердито щелкнул по «мышке» так, что она с грохотом упала на пол, высвечивая рубиновым огоньком диода мусор, который накопился под столом: чек из кафе самообслуживания, огрызок карандаша, апельсиновая корка. Ничего убирать Пиркс не стал, просто развернулся вместе с креслом к окну, за которым нервно и озлобленно мерцала неоновая вывеска. Звукоизоляция в его временном жилище была не такой уж плохой, и возгласы молодежи, собирающейся в компьютерном клубе под этой вывеской, практически не просачивались сквозь стекло. Признаться, эти подростки вызывали недоумение: прежде, во времена его юности, они бы гонялись за человеком в форме космофлота, чтобы расспросить о долгих и опасных перелетах, обязательно пристали бы с вопросами о пришельцах, кометах и метеоритах. Но этот энтузиазм остался в прошлом, а виртуальные миры с каждым годом становились всё популярнее. Малоприятная форма эскапизма.

Тишину, в которой даже мягкое шуршание охлаждающей системы компьютера казалось громким, нарушил резкий телефонный звонок. Пиркс неохотно снял трубку и сдержанно поздоровался со своим собеседником.

Так сложилось, что время, проведенное на Земле, Пиркс делил только со скукой и телефонными разговорами, и звонил ему, как правило, Барнс — нейролог, врач, кибернетик и робот. Он был из числа тех, что летели с ним к Юпитеру. Сколько всего оказалось роботов в экипаже, Пиркс так и не узнал, и Барнса вряд ли отличил бы от человека, если бы он сам не признался. А так — обычная фигура, волосы того неопределенного оттенка, который называют русым, светлые глаза, сдержанные жесты и мимика и, самое главное, обычные человеческие недостатки: сломанный ноготь на большом пальце, зубы крепкие, но немного неровные, еле заметная оспина на подбородке. Мимо такого можно было пройти на улице и даже не запомнить, что бросил на него взгляд.

Обмениваясь с Барнсом привычными, ничего не значащими фразами — «как дела?», «как погода?», «спасибо, все в порядке», «как работа?» — Пиркс вспомнил, как робот подошел к нему после суда и спокойно попросил контактный телефон. Он позвонил тем же вечером и заверил, что решение будет принято в пользу Пиркса. Сложно сказать, повлиял ли он на трибунал или попытался по приказу своих хозяев приглушить бдительность противника, об этом Пиркс не задумывался. Барнс позвонил и на следующий день, и через день, а потом это уже можно было называть традицией.

Первые три минуты они обычно разговаривали, мягко говоря, ни о чем — как Пиркс понял, это было не прихотью Барнса, а сложными требованиями безопасности. Робот все еще оставался собственностью компании-изготовителя, и, если учесть его стоимость, не было ничего удивительного в том, что за ним приглядывали. Через три минуты робот все так же спокойно переходил на обсуждение более интересных вопросов.

Пирксу оставалось только гадать, почему Барнс выбрал его в качестве… кого? В этом тоже оставалось неясность. Пиркс чувствовал, что ему отводится не роль проповедника в исповедальне и не должность этакого человеческого папочки. Иногда ему начинало казаться, что Барнс мог бы с тем же успехом изливать душу холодильнику или стиральной машине, настолько мало от него требовалось участия в разговоре: здороваться, задавать наводящие вопросы и наконец прощаться. Редко — но бывало, всё же — Барнс уточнял, правильно ли то или иное предположение, но в целом у них обычно получался практически монолог.

— Я помню, командор, что вас интересовало мое отношение к любви, — в этот раз Барнс снова без явного перехода соскользнул с пустых вопросов на важный для него разговор. — Вы говорили, что никто не может знать до поры до времени, способен я на это чувство или нет.
И правда, когда-то Пиркс задавал ему такой вопрос. Другое дело, что в тот момент это было важно для задания, а теперь всего лишь могло стать еще одно темой для обсуждения.
— Вы определились со своими чувствами? — спросил Пиркс, понимая, что от него этого ждут.
— Да, — Пиркс прикрыл глаза и представил, как в этот момент выглядит его собеседник. Он помнил: всякий раз, говоря о личном, Барнс дерзко и вызывающе улыбается, как будто понимает, что это может раздражать. Вероятно сейчас, проговаривая подтверждение, Барнс снова улыбнулся.
— Я хочу сказать, что решился на эксперимент. Человеческие чувства часто возникают на основе чистых условностей. Я предположил, что, вызвав их, я смогу найти нужный отклик.
— Вам это удалось? — Пиркс снова подал реплику и поймал себя на мысли, что, при всем цинизме, такой эксперимент интересен.
— Да. С этой целью я познакомился с мужчиной.
— Почему не… Впрочем, продолжайте, — Пиркс оборвал себя на полуслове и слегка разозлился: вопрос был дурацким, да и Барнс уже достаточно рассказал о своем отношении к женщинам. Разумеется, напрямую он не называл их истеричными, не ставил под сомнение их разумность и никоим образом не оскорблял, но общение с женщинами роботу явно не давалось.
— Конечно. Я познакомился с мужчиной, мы встречались с ним некоторое время, и наконец занялись сексом, так как его это интересовало. Я решил уступить и проверить, насколько точно могу копировать человека в этом процессе.

Наверное, со стороны это звучало смешно, но Пирксу никак не удавалось абстрагироваться и воспринимать ситуацию как полностью нелепую. Ему звонит робот и ровным, слегка насмешливым голосом сообщает о том, что переспал с мужчиной.
— И что же? — мысленно Пиркс выдал себе медаль за самый нелепый вопрос в этом разговоре.
— Я обнаружил, что у меня вызывает приятные чувства сам факт того, что мой партнер наслаждается. Тело человека очень чувствительно, как врач, я прекрасно об этом знаю. Удивительно только, что люди так этому отдаются. Например, оральным ласкам. У меня нет проблем, которые обычно возникают из-за рвотного рефлекса или недостатка дыхания, я могу пропустить половой орган поглубже в горло. Синтетический материал, из которого сделано мое горло, по ощущениям должен быть эквивалентен человеческому. Кроме того, я не испытываю брезгливости и могу сколь угодно долго ласкать половой орган языком и губами. Отсутствие боли позволяет мне быть удобным любовником, и меня не нужно растягивать. Когда я соглашался на этот эксперимент, я предполагал, что буду пассивным партнером, командор.

Неожиданное обращение, вклинившееся посреди спокойного монолога, совсем выбило Пиркса из колеи. То, о чем говорил Барнс, не могло его возбуждать, но, помимо воли и здравого смысла, возбуждало, и ситуация от этого становилась совсем сюрреалистичной. Не зная, что стоит теперь предпринимать, Пиркс нахмурился и провел ладонью между ног, а потом буркнул:
— Что дальше?
— Он был очень спокойным и неторопливым, командор, – Барнс заговорил медленнее, словно его отчет требовал вдумчивого отношения. — Думал, что у меня это в первый раз и ощущения могут меня напугать. Поэтому…
— У вас это и было первым сексом, — напряженно отозвался Пиркс, не задумываясь о том, как звучат его слова.
— Разумеется, командор, но все те условности, которые предпринимают люди, чтобы первый секс не запомнился партнеру как грубый животный акт, не имеют ко мне отношения. Все эти прелюдии выглядят для меня так же, как для вас — брачные танцы пауков. Нелепо и бессмысленно. Я предпочел бы иметь дело со знающим человеком, который просто будет меня брать.
От всей последней реплики Барнса оставалось странное впечатление, а больше всего она цепляла тем, что Пиркса, оказывается, возбуждало, когда к нему обращаются по званию в этот момент. Прежде о таком задумываться не приходилось, да и теперь было не до того: Пиркс, расстегнув домашние брюки, сосредоточенно работал рукой. Влажные ритмичные звуки хорошо накладывались на размеренную речь робота:
— Вся эта суматошная смена поз во время секса, командор, тоже довольно смешна, тем более, некоторые из предложенных мне поз мешали наблюдать за реакцией партнера. Для меня предпочтительнее контролировать процесс и понимать, все ли я делаю верно, тем более, мой оргазм будет являться всего лишь имитацией, следовательно, мне необходимо выбрать нужный момент, чтобы кончить, командор. Если бы моим партнером был тот, кто знает, что я из себя представляю, он мог бы командовать мной в такой момент. Управлять мной не хуже, чем космическим кораблем, командор. Это был бы интересный опыт.

Робот замолчал, очевидно, ожидая нового вопроса, но в трубку прорывалось только шумное дыхание: Пиркс был занят. Однако Барнсу этого, похоже, хватило, и он продолжил:
— Моя конструкция не исключает использование различного рода сексуальных игрушек. Например, вибратор, или…
— Тихо! — рявкнул Пиркс. Ответное: «Слушаюсь, командор» стало именно той фразой, которая его окончательно подстегнула. Он кончил, плотнее вжавшись в спинку кресла, и прерывисто выдохнул в трубку. По ту сторону телефонного провода было тихо.

— Все в порядке? — наконец спросил Барнс. В голосе у него снова появилась легкая насмешка, которая, как вдруг четко осознал Пиркс, начисто пропала из тех фраз робота, которые относились к сексу.
— Да, — коротко буркнул Пиркс, чувствуя себя полным идиотом.
— Хорошо, — робот явно улыбался. — Думаю, мы можем завершить разговор.
— Стойте, Барнс, — Пиркс откашлялся. — Я хотел узнать, что…
— Завтра, командор, — робот произнес это почти мягко. — Завтра я снова вам позвоню.
— И что же? — почти со злостью осведомился Пиркс.
— Я попробую выдумать еще один первый секс, и на этот раз постараюсь быть более подробным, командор. До связи.
Не дожидаясь коротких гудков, Пиркс бросил трубку на рычаг, и, чуть пошатываясь на затекших ногах, отправился в ванную.

@темы: Дознание пилота Пиркса, Рассказы о пилоте Пирксе, слэш, фанфик

Комментарии
2013-11-10 в 22:14 

SOU:
Да, милок, я хочу быть бякой! Конечно, говорю, у меня в пюре комков не бывает! (с)
Гыгы)) Барнс - тролль! Вот чего не ожидал от этого робота, хотя... Судя именно по книге, это вполне в его духе.
Хороший фик! Молодец, автор!

2013-11-10 в 22:27 

Dr. Dormouse
Соберись и перестань кровоточить
SOU:, ииии, спасибо))))

На самом деле он такой... тихий тролль, ИМХО)

2013-11-10 в 22:37 

Гельвард Манн
somehow I always mess things up
Dr. Dormouse, отлично! Спасибо, что выложили :) И хочется продолжения :)

2013-11-12 в 01:30 

Lisa Hunt
Я в жизни всего три книжки прочитал - букварь, синюю и еще одну.
А мне показалось, что Барнс не то чтобы прямо тролль, скорее, он ставит эксперимент. То есть он не уверен как Пиркс относится к сексу с мужчиной и к сексу с роботом, поэтому он говорит это всё и следит, как Пиркс отреагирует. Вот только я не знаю, почему он это делает: потому что ему интересен секс, любовь и прочие чувства, которые испытывают люди, или потому что ему интересен Пиркс. Судя по тому, что эксперимент продолжается - второе)

Спасибо, очень интересный фик)

   

Одиссея навигатора Пиркса

главная